В современном искусcтве, и в театральном процессе в частности, есть одно абсолютное зло, убивающее на корню творческий процесс – имя ему "политкорректность".

Николай Халезин
Николай Халезин
Арт-директор Беларусского Свободного театра, драматург, режиссер, журналист

Я не против политкорректности в жизни – как раз абсолютно за, как за сдерживающий человеческое безумие фактор. Не будь ее, мир бы состоял в подавляющем большинстве из "ниггеров", "хохлов", "жидов", "пидарасов" и "косоглазых". Политкорректность возникла не как блажь какой-то отдельной группы, а лишь в качестве эффективного инструмента как средства защиты. Но, если в жизни этот инструмент необходим и его существование полностью оправданно, в искусстве он не несет ничего, кроме разрушения.

Плюс творческих личностей, выросших на постсоветской почве, в том, что сегмент политкорректности в их сознании не вырос до критических размеров, в отличие от творцов Западной Европы, Северной Америки, Канады или Австралии. Минус – в отказе учитывать этот фактор как элемент творческой стратегии, как персональной, так и институциональной. Минус творцов «запада» – в регулярном смешивании двух реальностей: обычной человеческой и творческой. Если актер легко играет сцену насилия над представителем своей расы или социальной группы, то смена партнера на представителя другой группы может привести к остановке процесса: долгому обсуждению социальных последствий подобной сцены.

Такое случается с поразительной ритмичностью на самых разных уровнях. Вспомнить хотя бы закрытую полицией два года назад в Лондоне выставку Exhibit B. Экспонатами выставки являлись темнокожие люди, находящиеся в различных контекстах: пыток, неволи, психологического давления. Эту выставку закрыли как расистскую, при том, что участвующие в ней темнокожие актеры убеждали городские власти в том, что выставка направлена против расизма. Ключевым фактором при принятии решения о запрещении выставки стал факт того, что ее автор Бретт Бейли был белым. Не помогли и объяснения, что Бретт вырос в ЮАР в период апартеида и на протяжении многих лет занимался проблемой расизма.

На первой репетиции с зарубежными актерами я всегда говорю о том, чтобы они оставили за дверью репетиционной комнаты свою политкорректность. В этом есть, с одной стороны, прагматизм – дабы споры о пустом не воровали у творческого процесса время; и с другой – снятие психологического барьера: актеры должны относиться друг к другу как партнеры по площадке, не думая о цвете кожи или сексуальной ориентации своего коллеги. К тому же, в "творческой политкорректности" всегда сквозит столь ненавистный многими patronizing – хорошее слово, аналога которому в русском языке нет. Его можно перевести как "надменное покровительственное отношение".

Если сегодня пристально посмотреть на классическое наследие в литературе, театре или кино, мы увидим, что с точки зрения современной политкорректности абсолютное большинство авторов следовало бы если не судить, то уж точно запретить их произведения. И Шекспир должен быть во главе подобного списка, поскольку именно в его произведении крепкий темнокожий мужчина в порыве неоправданной мести задушил хрупкую ранимую белую девушку.

Фото: The Guardian

Подпишитесь на нашу рассылку:

 

Комментарии: